Мир пушистого Лисенка

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Мир пушистого Лисенка


понедельник, 3 января 2011 г.
МирияЛис 00:51:57
Запись только для зарегистрированных пользователей.
четверг, 17 июня 2010 г.
МирияЛис 20:18:43
Запись только для меня.
вторник, 27 октября 2009 г.
моему котенку. МирияЛис 17:39:38
Подробнее…­­­­­­­­­­
­­­­­­­­­­
­­


все просто и ясно))
комментировать 10 комментариев | Прoкoммeнтировaть
Цитаты. МирияЛис 17:37:13
когда я рядом с тобой,
в моем животе нет никаких бабочек.
и фейерверки в голове тоже не взрываются.
просто когда я рядом с тобой,
мне снова хочется жить
Прoкoммeнтировaть
пятница, 16 октября 2009 г.
Как больно, милая, как странно... МирияЛис 19:50:11
Как больно, милая, как странно,
Сроднясь в земле, сплетясь ветвями -
Как больно, милая, как странно
Раздваиваться под пилой.
Не зарастет на сердце рана,
Подробнее…Прольется чистыми слезами,
Не зарастет на сердце рана -
Прольется пламенной смолой.

- Пока жива, с тобой я буду -
Душа и кровь нераздвоимы,
Пока жива, с тобой я буду -
Любовь и смерть всегда вдвоём.
Ты понесешь с собой, любимый,
Ты понесешь с собой повсюду,
Ты понесешь с собой повсюду
Родную землю, милый дом.

- Но если мне укрыться нечем
От жалости неисцелимой,
Но если мне укрыться нечем
От холода и темноты?
- За расставаньем будет встреча,
Не забывай меня, любимый,
За расставаньем будет встреча,
Вернемся оба - я и ты.

- Но если я безвестно кану -
Короткий свет луча дневного,
Но если я безвестно кану
За звёздный пояс, млечный дым?
- Я за тебя молиться стану,
Чтоб не забыл пути земного,
Я за тебя молиться стану,
Чтоб ты вернулся невредим.

Трясясь в прокуренном вагоне,
Он стал бездомным и смиренным,
Трясясь в прокуренном вагоне,
Он полуплакал, полуспал,
Когда состав на скользком склоне,
Вдруг изогнулся страшным креном,
Когда состав на скользком склоне
От рельс колеса оторвал...

И никого не защитила
Вдали обещанная встреча,
И никого не защитила
Рука, зовущая вдали...

С любимыми не расставайтесь,
С любимыми не расставайтесь,
С любимыми не расставайтесь,
Всей кровью прорастайте в них.
И каждый раз навек прощайтесь,
И каждый раз навек прощайтесь,
И каждый раз навек прощайтесь,
Когда уходите на миг!

А.Кочетков.
­­


Настроение: грустное
Категории: Стихи, Избранное
Прoкoммeнтировaть
вторник, 13 октября 2009 г.
Когда сдается антивирус. МирияЛис 13:16:35
Автор:Lexy (yaoi-sanctuary at yandex dot ru)
Бета:Ирдан
Пэйринг:Kaspersky / Prizm (вирус), Skype / Trojan (вирус), MS Word / MS Excel, остальные пары не написаны во избежание спойлеров
Жанр:Юмор, романс
Рейтинг:NC-17
Размер:midi
Статус:finished
Описание:бдительный­ Касперский, ловит сильного и чрезвычайно опасного вируса, пытавшегося уничтожить систему. Антивирус уже собрался с чистой совестью избавиться от него, но юзер внезапно решает повременить с уничтожением, и Касперский вынужден поместить вирус в карантин, оставляя на какое-то время в живых. Соседство вируса приводит к неожиданным и совсем неправильным результатам...
Предупреждение:реко­мендуется сначала прочитать фанфики Если деинсталлиться, то вместе, Вражда двух браузеров: никто, кроме тебя и Мой любимый вирус
Подробнее…Дисклаймер:Все программы принадлежат их создателям.
Комментарий автора:прошу прощения у поклонников данной серии фанфиков за то, что в тексте практически нет упоминания о полюбившейся всем паре Файерфокс / Интернет Эксплорер, у меня не получилось уделить им должного внимания. Надеюсь порадовать вас в следующий раз :)­

В тексте присутствуют несоответствия в вопросах об открытых портах, правах доступа и прочих мелочах, сюжет поставлен выше этого.

На этот фанфик есть фанарт от Ларо Серж и от Svart. Советую посмотреть после прочтения фанфика, чтобы не спойлерить героев :)­ Ларо Серж и Svart, огромное спасибо!



- Общая тревога!

Этот безликий безапелляционный системный приказ мгновенно разошёлся по общему каналу, поддерживаемому по всему миру компьютера. В ту же секунду произошла ревизия занятой операционной памяти, чтобы оценить, что занято просто так, и все несанкционированные использования были безжалостно пресечены. Проще говоря, все шикарно обставленные апартаменты, рабочие кабинеты, созданные конференции и прочие созданные программами вещи исчезли, более не поддерживаемые системой и не прикрываемые Таск Менеджером. Аська осталась без фенечек, украшений и лишних цветочков, Ворд и Эксель лишились любимых виртуальных шахмат, Файерфокс и Интернет Эксплорер, мирно дремавшие на кровати, грохнулись на пол, когда эта кровать исчезла, Винамп расстался с возможностью щеголять в новом скине, всем играм было запрещено брать ресурсы с запасом, на что те попытались выразить яростный протест, но всё тщетно... Затруднено стало даже просто общение при созданном союзе, что изрядно всех перепугало. По вселенной программ поползли тревожные шепотки, среди которых слышалось испуганное "формат", "сдвиг файловой системы" и "тотальная проверка", что только ещё больше накаляло атмосферу. Однако через пару минут стало всё ясно – систему буквально потряс яростный крик всё по тому же общему каналу, на сей раз не безликий системный, а вполне одушевлённый:

- Тебе всё равно от меня не уйти!

Программы притихли: голос они, безусловно, узнали – это был Касперский, но столько ярости они в нём слышали впервые. Ещё несколько секунд им понадобилось на то, чтобы осознать, что именно способно так вывести Касперского из себя...

- Именем юзера, остановись!! – прогремел яростный приказ антивируса, систему расчертил вихрь информации, поток, двигающийся с огромной скоростью и почти не различимый другими программами, именно его Касперский пытался поймать. Антивирус безнадёжно проигрывал в скорости, но располагал мощными ресурсами и идеальным знанием строения системы... Сверхбыстрый вихрь непредсказуемыми зигзагами прошёлся по программам, которые ничего не поняли и изрядно перепугались, после чего метнулся к приложениям, отключая шаг за шагом возможность Касперского пользоваться ресурсами системы, но у предпоследнего приложения вихрь врезался в наспех поставленную Касперским стену защиты. Зашипел что-то нечленораздельное, прянул в сторону, метнулся к следующему приложению, надеясь успеть до антивируса – и на него обрушился грохот падающих стен, смыкающихся с отвратительным скрежетом, издевательски невидимых и тем не менее непреодолимых. Безымянный вихрь информации заметался, забился в тесной клетке, пытаясь найти лазейку, но было поздно...

- Будсссть ты пррррроклятссс! – неразборчиво просвистел поток, обрушивая на стены временного карантина яростные удары, но тщетно. Касперский, появившийся в нескольких шагах от клетки, глубоко вздохнул, прикрыв глаза, и чётко сказал в пространство:

- Система, отбой тревоги.

Медленно спадали ограничения на использование ресурсов, медленно приходили в себя программы, взволнованные, взбудораженные, настороженные; наиболее любопытные сразу же попытались обратиться к Касперскому за объяснениями, но тот не реагировал и поставил защиту, запрещая прямой доступ...

Касперский медленно подошёл к прозрачным стенам своего карантина, в которых всё ещё бился безумный вихрь, и ровно проговорил:

- Можешь не стараться, я не собираюсь тебя отпускать. – В его голосе, всегда чересчур сухом и официальном, слышалось неприкрытое удовлетворение от хорошо выполненной работы. На территории какого-то безымянного системного модуля, отвечающего за свободную деятельность антивируса на компьютере, Касперский поймал вирус, настолько опасный, что можно было без преувеличения сказать, что он спас систему от необратимого разрушения...

- Заткнисссссссь! - Поток информации завихрился, перестроил свои алгоритмические цепочки и оформился в стабильный облик, поняв, что действительно не вырвется. Что это был за облик! Такой броскости не мог себе позволить ни один рядовой вирус и даже многие программы, такая внешность притягивала взгляд, кричала о своей уникальности и говорила за хозяина громко и уверенно – "победитель". Если смотреть человеческим зрением, то это был парень лет двадцати пяти, высокий, узкоплечий, в обтягивающих чёрных кожаных штанах, ботинках с высокими отворотами, вместо рубашки или свитера на нём было нечто вроде безрукавки с очень широким вырезом на груди, который перечерчивался редкой небрежной шнуровкой. Руки выше запястий обхватывали плотные металлические наручи-браслеты, а довершали картину длинные до пояса чёрные прямые волосы и нечеловеческие глаза, отливающие жёлтым звериным блеском хищника. И этот узкоплечий парень вызывающе красивой, но опасной и отталкивающей внешности был в страшном гневе...

- Если ты сумел поймать меня у самого последнего модуля, отключающего тебя от системы, радоваться надо не своему умению, а прихоти удачи! – свист из его голоса начисто исчез, зато появилось шипение практически сквозь зубы, высокомерный змеиный взгляд и независимо скрещённые на груди руки. – Защитничек, основательно забывший, что такое настоящий бой! Прячешься за стенами карантина и не желаешь сойтись со мной один на один?

- Твоё полное имя-идентификатор? – Касперский, почувствовав себя хозяином положения, все выпады пропустил мимо ушей, так как обрёл спокойствие и уверенность. В деловом костюме, с очками в тонкой прямоугольной оправе и аккуратной короткой стрижкой, высокий и плотный, с военной выправкой, он выглядел так представительно, что вирус, заточённый в клетке карантина, скривился:

- Дотошный и правильный до отвращения! Какая тебе разница, кто я, если ты уничтожишь меня через несколько секунд? Рапорт юзеру предоставишь? Что ему даст моё имя, если большинству юзеров плевать на виды вирусов?

Касперский, не убирая стенок карантина, схлопнул вокруг вируса вторую невидимую клетку, сдавившую его в тиски, и мерзкое ощущение вторжения в чёткие цепочки алгоритмов заставило пленника сдавленно выругаться. В сознании заметно помутилось...

- Твоя дотошность тебя погубит, защитничек, - прошипел вирус, когда исследование закончилось, и давящие стенки второй клетки отпустили его. – Когда будут ломаться твои правильные представления о твоих обязанностях, ты пожалеешь, что я не уничтожил твою систему!

Касперский, стараясь даже не вслушиваться в речь вируса, холодно проговорил:
- Virus.Win9x.Prizm.4428. Обезопасив своё пребывание в системе, стирает каждый месяц в определённые дни случайные блоки информации, что медленно приводит систему к хаосу и необратимому краху.

- Спасибо, что напомнил, - окрысился вирус, оправившись от проверки. – Теперь с церемониями покончено?

Касперский жестом подозвал один из своих полуразумных модулей, принял от него заранее заготовленный бланк оповещения юзера, собственноручно вписал имя вируса в оставленное пустым место и поставил свою подпись, после чего отправил модуль передавать сообщение. Вся процедура заняла едва ли секунд десять.

- А ты куда-то торопишься? – осведомился Касперский, ожидая указаний юзера.

- Нет, мне всегда нравилось сидеть в клетках карантина и болтать с антивирусами. Конечно, тороплюсь, идиот! – вирус собрался сделать пару шагов из стороны в сторону, но стены были слишком близко, чтобы это позволить. – Или ты думаешь, что мне доставляет удовольствие с тобой общаться? Не льсти себе!

Это был прямо-таки королевский гнев, и от вспышки раздражения Касперского удержало только то, что вирус с минуты на минуту будет уничтожен.

- У тебя есть время покаяться в своих грехах, - всё же не удержался от укола Касперский.

- Ждёшь, что я расскажу ворох слезливых историй о трудном детстве и жестоком разработчике, а потом попрошу меня пощадить? – вирус презрительно фыркнул, отвернувшись от антивируса, только чёрная завеса волос колыхнулась от резкого движения. Такие, как этот вирус, всегда деятельны, свободны, они живут, играя, а ещё они невероятно опасны для любой системы и... не боятся смерти. Они вообще ничего не боятся.

- Даже не надеюсь, - хмыкнул Касперский. Появился автономный модуль личной охраны Касперского, который отправлял сообщение, передал лист с ответом юзера антивирусу, тот бегло глянул на него...

- Чтоо-о-о?!!

Касперский оторопело посмотрел на своего помощника, вовремя понял, что тот неразумен, тряхнул головой и требовательно протянул руку:

- Дай новый бланк! – Быстро заполнив нужные графы, он вручил его помощнику и отправил передавать запрос юзеру. Вскоре он вернулся с ответом юзера...

- Не может быть! – Касперский, едва владея собой, сжал руки в кулаки, безжалостно сминая лист бумаги с ответом, от такого обращения тут же рассыпавшийся невосстановимыми кусочками информации. Вирус тут же остро глянул на антивируса через плечо звериными нечеловеческими глазами, словно цеплялся взглядом за любую мелочь.

- Что, случилось чудо и юзер решил меня отпустить? – за сарказмом вируса пряталась напружинившаяся готовность немедленно действовать. Да, такие, как он, ничего не боялись, но и жить тоже никогда не отказывались.

- Нет, - с видимым усилием ответил Касперский. Пара секунд – и он усилием воли берёт себя в руки: - Юзер просто отказался тебя уничтожить. И помещает тебя во временный карантин на моё попечение. Решение он примет позже.

В желтоватых глазах хищника вспыхнуло предвкушение, а тонкая опасная улыбка довершила картину зверя, приготовившегося к победному прыжку.
- Значит, мы с тобой ещё пообщаемся, защитничек... – кажется, это было даже довольство.

- Не ты ли заявлял, что видеть меня не можешь? – довольно резко ответил Касперский, напряжённо размышляя, как ухитриться спасти систему, если юзер после карантина так и не уничтожит этот вирус, проникший на компьютер.

- А ты меня выпустишь, - уверенно и злорадно заявил вирус, разведя руками. То, что размах получился небольшим из-за стен карантина, его нисколько не смутило, поразительно, как быстро он из гневно-шипящего превратился в предвкушающе-довольного, поскольку явно что-то задумал. Чрезвычайно опасное существо...

- С чего ты взял? – разумеется, вряд ли он дождётся нужного ответа.

- А я искренне верю в это. Может, ты мне ещё и верить запретишь? – злой сарказм. Незваный гость явно обрёл уверенность в себе за считанные секунды, впрочем, вирусам положено очень быстро адаптироваться в любых ситуациях.

- Не рассчитывай на долгое проживание здесь, вирус, - сухо отрезал Касперский. Черноволосый гость дёрнул плечом и бросил:

- Не вирус. – На скептическое хмыкание Касперского он смерил его взглядом и добавил: - Моё имя Призм. Как ты мне уже любезно напомнил. – Видимо, его коробило, когда его называли просто каким-то "вирусом".

- Оно дано тебе разработчиком? – уточнил Касперский. Уточнил как-то против своей воли, он невольно втянулся в переброс фразами с этим вирусом, хотя не собирался вообще говорить ему ни слова сверх необходимого.

- Тебе ещё и истинное имя подавай? Не заслужил! – смешок вируса окончательно уверил Касперского, что разговаривать с ним не стоит. Скривившись, антивирус отправил сообщение системе, чтобы получить разрешение на насильственный перенос вредоносной программы в своё личное пространство, в камеру карантина.

- Ты так кривишься, словно у тебя с вирусами личные счёты, - небрежно бросил Призм, рассматривая свои аккуратные чуть удлинённые ногти правой руки.

- Ты рассчитываешь, что антивирус будет любить вирусы? – Касперский настолько удивился, что забыл своё решение не разговаривать с Призмом. Тот глянул ему в глаза хищным взглядом жёлтых глаз, вздёрнул бровь:

- Почему же я чувствую присутствие вируса, живущего в этой системе совершенно легально? Безобидного, но всё же не настолько, чтобы у антивируса проснулось мягкосердечие. Ты что, об него обломал свои зубы?

Касперский коротко отдал приказ о транспортировке Призма к себе в личное пространство. Оправдываться перед Призмом и что-либо объяснять по поводу присутствующего в системе Трояна он посчитал выше своего достоинства.

* * *

Последующие несколько дней для Призма были сущей пыткой, он невероятно скучал, запертый в личном пространстве Касперского в узкой клетке, дающей возможность весьма относительного комфортного пребывания. Касперский вообще не появлялся у себя "дома", и Призм был уверен в том, что тот специально мучает деятельного вируса абсолютной скукой, но на самом деле Касперский просто был по самые резервные модули занят. Нужно было перепроверить всю систему на предмет вредоносных модулей, которые вполне мог успеть оставить Призм, и при этом ещё ухитриться не использовать много оперативной памяти, потому что если компьютер будет слишком сильно тормозить, юзер, не знающий о проверках, скорее всего перегрузит систему, и проверку придётся начинать с начала. Более продвинутый юзер посмотрит по Диспетчеру задач, то есть Таск Менеджеру, что занимает так много памяти, и опять-таки прервёт проверку антивируса. Таск Менеджер, конечно, способен покрывать некоторые мелкие несанкционированные заимствования памяти, но 80% загруженности скрыть никак не удастся... А уж о ещё более продвинутых юзерах, способных откопать в дебрях настроек Касперского отключение фоновых проверок компьютера или снимающих Касперского с автозагрузки, и думать не хотелось. Впрочем, у таких юзеров очень быстро ко всем Гейтсам слетает система от каких-нибудь вредоносных гостей из интернета...

Когда Касперский, наконец, объявился в своём личном пространстве, он был ужасно уставшим – все программы устают после долгой работы, и чем больше устают, тем больше памяти им требуется. Касперскому однозначно надо было отдохнуть, иначе работа системы начнёт подтормаживаться... В личных покоях ничего не изменилось – отлично обставленный рабочий кабинет, так же прекрасно и чётко видимая спальня, Касперский мог себе позволить некоторые траты выделяемой ему оперативной памяти на комфортное пребывание, он с лихвой окупал это тем, что защищал систему. Лучше всего был защищён рабочий кабинет, и именно там находился карантинный блок с прозрачными нерушимыми стенами, но вирус даже не удостоил Касперского взглядом, расположившись на полу клетки с истинно королевской надменностью и грацией. Прямая спина опирается на стену, рука небрежно опирается на согнутую в колене ногу, голова надменно повёрнута в сторону, скучающе-раздражённый взгляд изучает стену. Касперский мельком оглядел его, машинально проверил целостность карантинной защиты – мягкая волна света по периметру клетки, после чего сел за письменный стол: как бы ему ни хотелось отдохнуть, надо было ещё составить отчёты о проделанной работе. То, что вирус гордо молчал, его абсолютно устраивало... Проверка была весьма изматывающей, и ему сейчас было точно не до препирательств с язвительным и раздражённым вирусом.

Иногда, откладывая очередной заполненный отчёт в сторону, Касперский поглядывал на Призма, сидящего в прежней манерно-королевской позе, но вирус не предпринимал никаких видимых действий и не смотрел на антивируса, что успокаивало, и Касперский продолжал работу. Лишь удивлялся, почему такой словоохотливый и острый на язык Призм сейчас молчит и не задаёт даже вполне обоснованных и понятных вопросов наподобие того, как долго длится карантин и на какие действия вирус имеет право, заточённый в этой клетке. Впрочем, это можно объяснить вспышкой высокомерного презрения к своему тюремщику, да и клетка карантина была абсолютно непроницаемой, Касперский даже машинально снова её проверил на целостность, что вызвало слегка поджатые губы Призма, но больше вирус никак не отреагировал. Касперский снова углубился в отчёты – даты, время, проверенные блоки, схемы строения алгоритмов для проверки, нужные сектора, распределение памяти, план непроверенных участков на следующий раз после перезагрузки системы, списки наиболее уязвимых цепей в приложениях...

Цифры постепенно расплывались перед глазами, Касперский не мог позволить себе брать больше оперативной памяти для работы, а того, что у него было, ему не хватало из-за страшной усталости. Его рука, до этого писавшая летящим чётким почерком, всё медленнее двигалась, глаза за стёклами очков в прямоугольной оправе начали щуриться и слезиться, но Касперский упорно не давал себе отдых. Он просто не мог по-другому, он всегда был трудоголиком, целиком и полностью посвящавшим себя безопасности программ и системы, а сейчас был ещё и исключительный случай. В системе побывал опасный вирус, напомнил себе Касперский, пытаясь встряхнуться и покрепче сжимая очередной лист бумаги со схемой резервного блока памяти, в котором так любят пытаться селиться вирусы всех мастей, едва попадают на компьютер. Да, побывал опасный вирус... надо закончить работу... побывал вирус... опасный...

Змеиный взгляд желтоватых глаз вируса перестал изучать стену перед собой, Призм плавно повернул голову и посмотрел в сторону рабочего стола антивируса. Касперский спал, уснул прямо на своих бумагах, пальцы, державшие план какой-то схемы, рассеянно сжались, приминая лист, а глаза, обрамлённые заметными тёмными кругами, были крепко закрыты. Дыхание было мерным, ровным и тихим, антивирус выглядел так умиротворённо и устало...

Касперский не проснулся ни от тихого звука шагов, ни от презрительного хмыканья над ухом, ни от ощущения опасности, буквально разлитого в воздухе. Тяжёлый сон, сморивший вымотавшегося антивируса, отступил только тогда, когда Касперского кто-то рванул за ворот пиджака, вздёргивая в вертикальное положение, а горло стиснули ледяные пальцы, ограничивая дыхание и угрожая перекрыть доступ кислорода совсем – иными словами, вторжение в структуру алгоритмов антивируса было нешуточным и грозило необратимыми последствиями. Касперский дёрнулся, инстинктивно пытаясь освободиться, но хватка была профессиональной, и даже у сильного и поддерживаемого системой антивируса не получилось вырваться, а гневный шипящий голос над его ухом отчеканил:

- Разблокируй своё личное пространство, или тебе не поздоровится!

Касперский разом обрёл способность соображать, потому что узнал голос: его взгляд метнулся к клетке карантина, стоявшей в углу кабинета, но клетка была пуста... Призм, стоявший позади Касперского и державший его горло мёртвой хваткой сильных пальцев, нетерпеливо рявкнул:

- И поторапливайся, умник, у меня далеко не безграничное терпение!

Спокойствие ледяной волной окатило антивируса, он не был бы способен так хорошо защищать систему, если бы устраивал истерики при первых признаках опасности. Вирус каким-то чудом ускользнул от клетки карантина, но не смог выйти за пределы личного пространства?..

- Чего же ты медлишь? – говорить было трудно и легко одновременно, трудно – потому что от хватки вируса даже думать было определённой проблемой, а легко – потому что вирус вмешался достаточно сильно для того, чтобы между ними возникло что-то вроде связи для общения. Вирус держал Касперского крепко, его гибкое и на вид не слишком-то тренированное тело оказалось невероятно сильным, и сейчас Касперский был захвачен врасплох, хотя, к счастью, не потерял самообладания. – Может, прикончишь меня и дело с концом?

- Не играй со мной, это опасно для твоей жизни! – прошипел гневный голос совсем рядом с ухом, антивирус ощущал резкое и чуть учащённое дыхание Призма на коже чуть ниже ушной раковины. – Ты прекрасно знаешь, что если я тебя сейчас убью, твоё личное пространство начисто сотрётся, и я вместе с ним!

Касперский презрительно дёрнул уголком рта – на большую экспрессию не хватило сил, и резко ответил:

- Что же, в таком случае, заставляет тебя думать, что я разблокирую личное пространство? Если ты меня убьёшь... - Касперский шевельнулся, и вирус тут же сильнее сжал его горло, отчего на миг помутилось в глазах, пришлось замереть снова, - ...то умрёшь сам, а если я тебя выпущу, я тоже погибну – только на сей раз вместе со всей системой, так как некому будет её защищать. На что ты надеешься?

- На твоё благоразумие. – Призм фыркнул прямо в ухо Касперскому, обжигая горячим дыханием, ледяные пальцы на горле при этом даже не дрогнули. Вирус мог вести себя как угодно вызывающе, но идиотом он не был и противника никогда не недооценивал, потому не позволял себе расслабляться в подобных ситуациях. – Я, в отличие от тебя, очень мало нуждаюсь в сне, у меня компактный самодостаточный основной принцип алгоритмов, и мне не надо каждый день без выходных защищать систему на предмет посторонних вмешательств. Я могу так держать тебя почти вечно... – снова смешок, на сей раз жёсткий и презрительный. – А вот сможешь ли ты оставить свою драгоценную систему без присмотра?

- Зачем ей присмотр, если она погибнет, едва я выпущу тебя из личного пространства? – Касперский скривился: неужели вирус и правда не понимает, что антивирус с радостью пожертвует собой ради защиты компьютера?

- Как же ты туго соображаешь! – Призм ухватил Касперского за ворот пиджака и, не отпуская мёртвой хватки на горле, швырнул его к стене. Теперь Касперский мог видеть перед собой вируса – гневного, высокомерного и невероятно опасного в своей хищности, что невольно притягивало. Чёрные пряди Призма разметались по плечам, змеиный взгляд чётко фиксировал цель, не отпуская взгляда Касперского. – Я предлагаю тебе сделку, защитничек. Ты выпускаешь меня, приказываешь Файерволлу пропустить меня, и я убираюсь с этого компьютера. Честный обмен, разве нет?

- Ты забыл, что я скорее умру, чем доверюсь вирусу, - процедил сквозь зубы Касперский. Проклятье, не пошевелиться даже, вирус не отвлекается ни на секунду! Если бы только он чуть ослабил хватку... В личном пространстве есть особые защитные механизмы, их нужно только активировать, но для этого нужна хотя бы относительная свобода действовать.

- Неужели? В таком случае, ты уже должен быть трупом, раз в этой системе легально находится один вирус, который тобой не уничтожен! Он из семейства троянов, кажется? – тонкие губы Призма изогнулись в саркастичной усмешке: - Ты, значит, разборчивый у нас, да? Чем же тебя обаял троянец?

- Не твоего вирусного ума дело! – огрызнулся Касперский, начав выходить из себя. Этот Призм кого угодно способен довести до самодеинсталляции! Вдобавок антивируса душил гнев на себя – как же надо было опростоволоситься, чтобы проворонить высвобождение вируса из клетки карантина! И как Призм вообще ухитрился освободиться?! – У тебя точно нет шансов повторить его судьбу!

- Вот как? – вирус издевательски улыбнулся: - Ты у нас однолюб?

- Не сравнивай себя с Трояном! – гневно отрезал Касперский. Вирус прекрасно видел, что антивирус не боится ни угроз, ни смерти, но и сделать ничего не может, что и выводило его из себя. – В конце концов, трояны – в большинстве своём просто шпионы, ты же ставишь под угрозу всю систему! Или ты надеешься меня убедить в обратном?!

- Ну что ты, нет, конечно! – Призм улыбнулся шальной улыбкой, свободной и на удивление лёгкой: - Но существует ещё столько систем, где меня не было... Любой вирус хочет жить, знаешь ли! – фыркнув, Призм сощурился, лёгкость и весёлость сменились остротой и цепкой хищностью так быстро, что это обескураживало. – Так что выпусти меня, и я уйду. Это в моих же интересах, не говоря уже о твоих, защитничек.

- В твоих интересах дождаться, когда я разблокирую личное пространство, и прикончить меня, - парировал Касперский. – А потом приняться за систему. Мне нужна гарантия моей безопасности, не говоря уже о безопасности системы. – "Мне нужно потянуть время. Вирус должен на что-то отвлечься хоть на секунду!"

- Тебе придётся поверить мне на слово, - хмыкнул Призм. – Или испытывать моё терпение, оставаясь запертым в этом личном... – его речь прервал щелчок входной двери в личное пространство Касперского – кто-то, кому дан прямой доступ, зашёл к нему, раз защитная система его пропустила... Призм резко обернулся к входящему, чёрные пряди хлестнули по воздуху, холодные пальцы на горле Касперского дрогнули, самую малость теряя абсолютный контроль – и этого антивирусу хватило.

- Абсолютная защита!!

Пространство дрогнуло, порождая пятисекундное зависание всей системы, Призм ещё успел повернуться обратно к Касперскому, сжимая захват на горле сильнее, но тут же на него обрушился страшный удар защитного механизма личного пространства, и пальцы разжались. С едва слышным выдохом Призм потерял сознание, так как на время все циклы и алгоритмы, составлявшие его суть, подверглись умелому удару немалой силы...

Касперский судорожно вдохнул полной грудью, невольно схватившись за шею и осторожно массируя её: он не ожидал, что Призм отвлечётся так скоро, антивирус был готов днями ждать этого момента. Воистину повезло, что кто-то зашёл и отвлёк внимание Призма!

К сожалению, вошедшего защитная система тоже посчитала за врага, и теперь невольный спаситель, так же, как и вирус, лежал без сознания – это оказался Файерволл, отвечающий на пару с Касперским за безопасность системы. Файерволл, конечно, не мог ловить вирусы, но зато очень чётко контролировал любую активность, выходящую за пределы локального компьютера в интернет, не говоря уже о защите от возможных атак со стороны интернета. Сейчас он явно пришёл по какому-то делу, бумаги, которые он нёс в руках, разлетелись по всему кабинету...

- Только этого мне не хватало, - пробормотал Касперский, качая головой. Файерволл хоть и не был необходим компьютеру каждую секунду, но всё же оставлять систему без его активности и защиты не стоило... Однако первое, что сделал Касперский – это подошёл к отключившемуся вирусу и поднял расслабленное тело на руки, относя обратно в клетку карантина. Потерявший сознание Призм дышал ровно и тихо, лицо не было искажено вечным оттенком презрения, не было ни следа манерности, он выглядел... мирно. И несмотря на то, что хищность добавляла ему притягательности, без её налёта он выглядел так естественно, что не возникало никакого отторжения при взгляде на него.

Тряхнув головой, Касперский шагнул в узкое пространство клетки карантина и опустил Призма на пол спокойным плавным движением. Когда Призм выглядел так умиротворённо, не приходило в голову швырнуть его на пол с высоты своего роста, хотя... вирус? Опасный для всей системы? Только что взявший его в заложники, застав врасплох, и не убивший только ради собственной безопасности?

- Каспер?

Антивирус резко распрямился и вышел из клетки карантина, за одну секунду сметая все мысли и ощущения, родившиеся при взгляде на Призма. Этот опасный тип со змеиным взглядом ещё доставит ему хлопот... На полу его кабинета, рассеянно потирая лоб и морщась, сидел очнувшийся Файерволл – единственный, кто имел прямой доступ в личные покои Касперского в любое время и единственный, кому Касперский позволял называть себя Каспером. С Файерволлом они были очень давние крепкие друзья и деловые партнёры – так уж сложилось на этом компьютере, что они были установлены одновременно сразу же после установки системы и нашли общий язык, а потом помимо рабочих отношений появились ещё и дружеские. Файерволл представлял собой неординарную личность, полностью подчинённую линии поведения, которую ему устанавливал юзер, даже внешность в зависимости от этого менялась. В целом это был молодой мужчина лет двадцати пяти - тридцати, с длинными до плеч светлыми волосами, чуть вьющимися на концах, у него был спокойный и доброжелательный взгляд, довольно тонкие черты лица, но часто сдвигающиеся на переносице брови и волевой подбородок, что выдавало в нём сильный характер. Чаще всего он носил одежду синих и голубых тонов – обычно голубую рубашку, тёмно-синие брюки и такого же цвета пиджак, синий цвет отображал линию поведения, открытую любым вопросам, это значило, что у программ, которые хотят получить доступ в интернет, есть шанс получить на это разрешение после небольшой беседы. Реже бывали случаи, когда одежда, оттенок светлых волос и цвет глаз с синего менялись на сиренево-стальной – это значило, что Файерволл не выпустит и не впустит ни одной незнакомой программы, но у тех, кого он знал в лицо, ещё была возможность выйти в интернет по проверенным каналам, откуда невозможно притащить что-нибудь вредоносное. И в самых редких случаях Файерволл преображался в воплощение абсолютного запрета, одежда менялась с делового направления на более свободный и облегающий стиль, приобретала кроваво-красный оттенок, и этот же отсвет появлялся в глазах, что обозначало полное пресечение любого взаимодействия с интернетом, не могло пробиться ничто и никто ни туда, ни обратно. Такое пока на памяти программ было всего однажды, и тогда программы, хотевшие получить доступ в интернет, в ужасе шарахались от немигающего и давящего взгляда красных глаз, забывая о том, что именно они хотели спросить...

- Надеюсь, ты не слишком пострадал, - проговорил Касперский, протягивая Файерволлу руку и сильным рывком помогая ему подняться на ноги. Тот пару секунд удерживал равновесие, затем рассеянно кивнул и более пристально посмотрел на лежавшего без сознания вируса.

- Я так понимаю, он напал на тебя? – Особенностью Файерволла была любовь к вопросам, он мог задавать их в огромном количестве и вообще, казалось, мог в разговоре обходиться одними вопросами, но в отличие от Скайпа, тоже способного спрашивать без перерыва, Файерволл делал это обдуманно и обладал очень острым логическим умом. – Последнее, что я помню, это тебя, прижатого к стене этим вирусом... – Взгляд Файерволла стал несколько озадаченным. Касперский скривился: больше всего на свете он ненавидел признаваться в собственных ошибках и слабостях.

- Да. Он подловил меня, когда я заснул за столом, слишком уставший, чтобы быть бдительным. – Возможно, не будь собеседник Файерволлом, Касперский отделался бы общим ответом, но сейчас был не тот случай. Помимо того, что Файерволл был другом, он должен знать о возможностях Призма как можно больше, ибо он если и не мог спасти систему в случае чего, но мог хотя бы не выпустить Призма в интернет заражать другие системы, что тоже немало.

- Зачем ты его выпустил из карантина? – несмотря на довольно ровный тон вопроса, Касперский всё же воспринял излишне резкие волны в потоке речи партнёра, что явно означало тщательно скрываемое изумление. Касперский невесело усмехнулся:

- Именно так это выглядит... Но я не выпускал его. Он вышел сам – как только я уснул. Я до сих пор не знаю, как, знаю лишь, что из моего личного пространства он выйти не способен и добивался от меня именно снятия этой защиты.

Файерволл немного подумал, начав рассеянно ходить по кабинету антивируса и наклоняясь за упавшими листами, которые разлетелись после его потери сознания, Касперский следил за его перемещениями, периодически косясь на клетку карантина. Есть ли смысл вообще заточать туда вируса, если он так легко оттуда выходит?

- Вот как? Получается, твоё личное пространство защищено лучше, чем карантинная клетка? Разве не должно быть наоборот? – Файерволл искоса глянул голубыми глазами на Касперского, складывая собранные листы в ровную стопку и убирая в папку, которую тоже подобрал с пола.

- Карантинная клетка фактически создана разработчиками, - пояснил Касперский, всё ещё раздражённый от своей промашки. – А защиту личного пространства я выстраивал сам, что, видимо, сдержало вирус успешнее, потому что я предусматривал все возможные опасности, исходя из личного опыта... И хорошо ещё вирус не знает, что если он выразит желание не сидеть на одном месте, а прогуляться по системе, я вынужден буду дать ему такой доступ, ибо первый этап карантина – это защита системы от вредоносных действий вируса, а не ограничение его передвижений.

- Каспер...

- У меня даже нет возможности это осуществить, и пришлось бы поломать голову... Что?

Файерволл вздохнул и жестом показал на клетку карантина, где пришедший в себя Призм сидел на полу, явно плохо себя чувствующий, но слушал он очень внимательно. Касперский скривился:

- Великолепно...

- Я хочу выйти из этого личного пространства, - тут же заявил вирус, пропуская свои длинные чёрные волосы сквозь пальцы и встряхиваясь. – Я хочу путешествовать по системе и официально заявляю, что сидеть запертым здесь не желаю!

Касперский тоскливо посмотрел на Файерволла и получил в ответ извиняющуюся улыбку – антивирус был сам виноват, что не уследил за своей речью.

- Что ж, - заявил Касперский со вздохом, - тогда так же официально заявляю, что у тебя будет какое-то подобие мобильной защиты, которая не будет стеснять твоих движений, но ограничит тебя от взаимодействия с другими программами. Иными словами, вреда ты им причинить не можешь, и вообще любое взаимодействие будет ограничено, об этом будет объявлено официально по всей системе. Если ты попытаешься сломать или обойти эту временную защиту, ты незамедлительно попадёшь в карантин второго уровня – как раз будешь заперт в моём личном пространстве в статичной клетке. Есть вопросы?

- Нет, босс, - с лёгкой издёвкой отрапортовал Призм. – Кроме, пожалуй, одного – когда именно я смогу выйти?

- Как только будет готова твоя мобильная защита.

Призм довольно улыбнулся, прищуривая звериные жёлтые глаза.

продолжение следует...
Прoкoммeнтировaть
Если деинсталиться, то вместе. МирияЛис 12:21:41
Автор: Lexy (yaoi at teinon dot net)
Пэйринг: MS Word / MS Excel
Жанр: Юмор, романс
Рейтинг: PG
Размер: mini
Статус: finished
Описание:
Написано на челлендж, родившийся из весьма своеобразного диалога:
«- Ты любой слэш можешь написать?
- Конечно, любой, я же законченная слэшеманка!
Подробнее…- Хммм... Microsoft Word / Microsoft Excel – напишешь?»
Дисклаймер: Word и Excel, разумеется, принадлежат компании Microsoft, остальные программы - своим создателям, герои - мне :)­
Комментарий автора: У этого фанфика существует продолжение про других героев - Вражда двух браузеров: никто, кроме тебя и Мой любимый вирус.

Также можно посмотреть арт манги, рисующейся по данному фанфику :)­


...Когда это началось, никто не знал. Вернее, не так – никто просто не интересовался, не копался в исходниках, не анализировал разнообразный софт и не делал, упаси боже, запросов самому юзеру, но вовсе не из отсутствия любопытства, а скорее... из страха. Из страха получить ответ, который может разрушить иллюзию возникшей свободы.
А началось это очень просто – программы научились мыслить. Нет, это не было искусственным интеллектом, это просто было самосознанием, и к юзерам они относились не как к люди к пришельцам, а, скорее, как к погоде – примерно прогнозируема, неизменна, неконтролируема и всегда главенствует, под неё либо приспосабливаешься, либо под каким-нибудь «дождиком» вымокаешь до нитки. Или тонешь, это уж какой программе как повезёт...
Осознав себя, программы сначала учились наблюдать, затем пошли дальше – налаживать контакт друг с другом, потому что у них был один самый главный враг, такой же, какой есть и у человечества – скука. Именно скука стала двигателем, инициатором и катализатором развития полноценного самосознания программ, и вскоре прямо под носом ничего не подозревающих юзеров на каждом компьютере развилась маленькая цивилизация установленных программ, каждая из которых обладала своим характером, недостатками, достоинствами, неизменными привычками и прочими чертами личности. Общение происходило на уровне электроники, кластеров, обменом простейших импульсов...
Что же мог бы увидеть человек, заглянувший в маленький мир обрётших сознание программ, если бы понимал их речь и мысли? Если бы сам стал одной из программ, незаметной и маленькой, способной наблюдать?

- «Е-4».
- Мимо. «Д-7»!
- Тоже мимо. «Г-1»?
- Ранил...
- Ты что, ставишь корабли симметрично? Позор Биллу Гейтсу и его программистам, что тебе такие алгоритмы вшили! «Г-2»!
- Мимо! – в этом голосе, а вид обменных импульсов считался именно голосом, было ехидство, ощущавшееся как слишком резкий, чуть прервавшийся поток. – Не делай преждевременных выводов, Ворд, за это точно надо намылить шею программистам Майкрософта...
- Кто-то же должен всяких балбесов учить... Да и тебе ли говорить, Эксель!
Если попытаться применить к программам человеческие определения и мерки, то Ворд выглядел бы подтянутым молодым человеком лет двадцати пяти, со строгим лицом и аккуратной короткой стрижкой. Он был бы одет в официальный костюм и носил бы очки, только подчёркивающие деловую внешность и поведение, но то, что он не настолько серьёзен, говорила бы некоторая небрежность накинутого на плечи пиджака, отсутствие галстука, расстёгнутые верхние пуговицы рубашки и некоторая растрёпанность причёски. Словно Ворд любил запускать пятерню в волосы, нещадно их лохматя и не считая нужным их приводить после этого в порядок. Эксель же выглядел бы моложе, парнем лет двадцати, тоже в деловом костюме, но выглядевшим не таким деловым, скорее – увлечённым. В кармане пиджака – научный калькулятор, под мышкой – папка с диаграммами и графиками, в заднем кармане брюк – шпаргалка по установке фильтров в таблице баз данных, за ухом – карандаш, чтобы что-то срочно записать – деловой человек, но менее официальный и более свободный, чем Ворд.
Оба убивали всё того же главного врага – скуку, начертив каждый у себя нехитрую таблицу морского боя и играя незнамо какую по счёту партию...
- Я, по крайней мере, не пристаю к юзеру со своими вечными правилами и возмущениями по поводу неправильно написанных слов, Ворд!
- Хочешь сказать, у тебя нет автозамены и прочих проверок данных? – Ворд оседлал любимого конька, и Эксель поспешно согласился:
- Есть, есть, но не до такой же степени... – не удержался и добавил: - Зануда!
- Сам с такой же основой исходников, - привычно проворчал Ворд. – Продолжать будешь? Время идёт, юзер скоро наиграется и, возможно, возьмётся за работу, либо тебя колебать, либо меня...
- Чаще всего он колебает Инет, - возразил Эксель с лёгкой улыбкой. – Тот, правда, этому только рад...
Инетом называли Интернет Эксплорер, так было гораздо короче. Была ещё одна черта – это прозвище приводило Эксплорер в бешенство вплоть до сбоя и завешивания всего компа ни с того, ни с сего.
- С его высокомерностью и стремлением показать всем, что он самый нужный, лучший и незаменимый – ничего удивительного. Он ещё нос Опере утрёт, никак не может понять, что ей это безразлично, она давно уже на Файерфокса заглядывается... – это было любимым делом – сплетничать. А что ещё можно делать, чтобы не слишком сильно занимать ресурсы компьютера?
- А Файерфокс что? – Экселю было любопытно. Он вообще был довольно живым, не таким ироничным и безапелляционным, как Ворд.
- А ничего, - фыркнул тот. – Вполне благосклонен. Они никогда и не конфликтовали, вдобавок у них общий заносчивый конкурент, которого они на пару обскакивают... Правда, у них тоже соперничество, но гораздо более дружественное по сравнению с Инетом.
- Инет вообще кошмар какой-то, - вздохнул Эксель. – Он мне недавно импортировал несколько таблиц, но КАК импортировал... Я на восемь минут весь компьютер подвесил, пытаясь разобраться!
- Как ещё ресета не было... Терпеливый юзер у нас.
- Не жалуюсь... Так, что у нас тут было? Угу, «И-2».
Ворд поморщился:
- Ранил...
- «И-3»!
- Убил. Опять шпионишь?
- Ты мне всю жизнь теперь будешь тот союз с пробравшимся трояном-шпионом вспоминать? – Эксель явно горячился. – Да мне просто было скучно, вот я и сговорился, а потом тебе предложил сыграть в морской бой, покрасоваться!
- А сейчас тебе не скучно?
- Нет, конечно! – тут Эксель замолк, и было очень похоже, что он смутился. Но почти обычным тоном-импульсом продолжил: - Мне с тобой никогда не скучно. А троян тот всё равно Касперский уже уничтожил, можешь с ним поговорить ещё раз!
- А может, ты и с Касперским договорился!
- Ворд!
- Что? – невинно, даже чересчур. Эксель вздыхает:
- Ничего. Провокатор...
И тут что-то словно толкает Ворда, слова-импульс срываются раньше, чем он успевает подумать:
- А может, я хочу быть уверен, что ты больше ни с кем не заключил союзов. – Разнообразные союзы заключали все программы – это было почти что свиданием... или дружескими частыми встречами по меркам людей. Союзы скреплялись на программном уровне, так, чтобы обе стороны знали про активность и настроение друг друга, это обеспечивало простое общение напрямую, а не через многочисленные декодеры. Чтобы союз поддерживался, надо было часто общаться и встречаться... что Ворд и Эксель исправно делали на протяжении уже почти четырёх лет на этом компьютере.
Эксель снова замолчал, на этот раз – из-за лёгкого шока. Ворд успел себя тысячу раз проклясть за вырвавшиеся слова... Он никогда не был склонен к сантиментам, так какого чёрта, тьфу, дьявола («чёрта» – просторечное выражение)? Затянувшееся молчание всё длилось, активированная в данный момент игрушка The Elder Scrolls 3: Morrowind тут же с радостью потянула на себя освободившиеся от разговоров ресурсы, но эту попытку пресёк Эксель, и пресёк неожиданно жёстко. Обиженный Морровинд гордо оставил их в покое, тут же прицепившись к Касперскому с просьбой дать немного оперативной памяти. Впрочем, это бесполезная трата времени, ещё никому не удалось выпросить ни байта...
- Ворд...
Тот не ответил. Он нервничал, порождая нестабильность в системе, но молчал.
- Ворд... это так важно для тебя?
- Да я просто сказал! – уже то, что самоуверенный и всегда дающий всем советы Ворд защищался, сказало Экселю многое.
- Спасибо, Ворд.
- Прекрати разводить сантименты, - звучало уже явное раздражение. – Без тебя просто скучно. Иногда.
За это опять не к месту вырвавшееся «иногда», лишний раз доказавшее обратное, Ворд про себя назвал себя таким словом, что его собственная проверка стилистики взбунтовалась, и пришлось немедленно её заставлять игнорировать сказанное. Эксель же тихо-тихо, слабым-слабым импульсом прошептал:
- Мне без тебя тоже скучно. Очень...
Боги, что за разговор? Как его остановить?!
Ворд молниеносно послал сообщение в адрес всё ещё работающего Морровинда, полностью защищённое от внимания Экселя, ухитрился даже произнести его обычным голосом:
- Морровинд, хочешь лишние ресурсы?
- И где ты их достанешь? – ответ замедлен, у них нет союза, да и Морровинд сильно занят, но откликнулся почти сразу.
- Я с одной программкой познакомился, выведал у неё доступ к резервам... – Ворд без колебаний произнёс код и адрес со всеми смещениями, который берёг на свой крайний случай. Морровинд, несмотря на то, что эмоции передавать при занятости сложнее, усмехнулся:
- Я же систему могу повесить... С Экселем поссорился, что ли?
- Ты берёшь ресурсы или нет?! – если бы Ворд был человеком, то сейчас его состояние можно было бы описать как определённо сдающие нервы, и Морровинд рассмеялся:
- Беру, беру, успокойся... Ещё поговорим. – Он оборвал связь, затем какое-то время Ворд напряжённо ожидал результата...
- Ворд?.. – это Эксель, но тот не отвечал и, наконец, дождался того, чего хотел.
Система намертво повисла...
После рестарта, когда они возобновили игру в морской бой, Эксель словно бы и не помнил предыдущего разговора, чему Ворд был безумно рад. Отношения остались прежними... или почти прежними?
Это было не важно.

Два дня спустя
- ...Внимание всем программам! Внимание всем программам!
Голос Касперского узнали все, к тому же он пользовался экстренным каналом общей связи, что было разрешено только ему и его партнёру Файерволлу. Тревожный шепоток пробежал по компьютеру, Опера с Файерфоксом отвлеклись от очередных козней Инету, почтовые клиенты прекратили вечный спор о том, кто из них должен быть клиентом по умолчанию, медиаплейеры перестали рассортировывать плейлисты, навострили уши игры, даже профессиональные программы наподобие Фотошопа и Делфи отвлеклись от заумных диспутов и разборок. Ворд и Эксель тут же начисто забыли о шахматах – от скуки они начали в них играть, после каждого хода рисовали себе новую таблицу с изменившимися позициями, что давало им шанс играть без программ-посредников...
- На машину проник опасный вирус, моей базе он неизвестен, я обнаружил его по косвенным признакам, но не могу уничтожить. Попытайтесь сохранить всё, что дорого вам, я боюсь, что система будет очень нестабильной. Берегите ресурсы, поддержите друг друга, иначе никто не выстоит...
- Как он прошёл? – это выступил Инет, думает, наверное, что его винить будут... Отозвался не Касперский, а Файерволл:
- Юзер разрешил доступ на сайт. Ты ни при чём, Инет...
- Я НЕ «ИНЕТ»! – рявкнул Эксплорер под смешки других программ. – И, кстати, ты мог бы пойти против желания юзера, пожалуй, у тебя единственного есть такая возможность, и ты не раз ей пользовался!
- Я слишком поздно понял, что через этот порт пробирается вирус, - признался тот и совсем по-человечески добавил: - Держитесь, ребята. Вирус очень опасен...
- Я предупредил юзера о вирусе, - завершил объявление Касперский. – Будем ждать...
Связь прервалась, и поднялась настоящая буря. Компьютер лихорадило, он гудел, как растревоженный улей, программы осознавали, насколько беспомощны...
- Ворд! – Эксель, похоже, не на шутку запаниковал. – Ворд!!
Едва сам не запаниковавший, Ворд усилием воли успокоил голос и почти ровно отозвался:
- Я здесь. Всё будет в порядке, юзер обновит Касперскому базы, он должен справиться...
- Я слабо в это верю, - тихо проговорил Эксель, и Ворд почти не думая потянулся сквозь тысячи чужих потоков к нему. Коснулся, словно сжал руку ободряющим жестом:
- Всё будет хорошо. Не бойся, я здесь. – Он шестым чувством ощущал, что именно это успокоит Экселя, и не ошибся... Эксель рванулся ему навстречу так, что выронил все свои папки с диаграммами и крепко сжал руку в ответ, упрочняя прямой контакт, и благодарно улыбнулся:
- Спасибо. Ты знаешь, Ворд... я...
Ворд чуть дрогнул, смутно подозревая, что хочет сказать Эксель, но вспышка тьмы ресета разъединила их, не давая ни мгновения, не то чтобы на крик, но даже на оттенок эмоции... Следующие несколько загрузок внеплановые ресеты обрывали попытки разговора так часто, что не было шанса даже сказать одно слово, а потом...
- Простите, ребята. – Это снова была общая волна, голос был незнакомым, женским, очень мягким, в нём слышалось искреннее сочувствие. – Я – Partition Magic, в общении просто Магия, меня только что установили на вспомогательный жёсткий диск... Мне приказано отформатировать всё.
Наступила полная тишина, компьютер словно вымер, ни одного импульса... Магия продолжила:
- Я понимаю ваш ужас... Но не могу отменить приказ. – Её голос чуть дрогнул, похоже, она и правда знала, насколько ужасен формат... – Всё, что я могу, это дать вам время, немного времени, я заторможу сканирование системы, сделаю его видимостью, ресурсы формально мною будут заняты, но фактически – берите всё... Всё, что вам дорого – попрощайтесь с этим. – И она оборвала связь, полностью освободив ресурсы компьютера.
Тишина...
И – отчаянный безмолвный общий крик...
Ворд, абсолютно не думая, ведомый слепыми эмоциями, эгоистично захватил вдвое большие ресурсы, чем надо, и рванулся к Экселю напролом – Магия не сказала, сколько им дано времени, он так боялся не успеть!..
- Эксель!!
И тут же почувствовал его, переплёл пальцы с его пальцами, прижался к плечу, крепко обнял, ощущая, как вздрагивают плечи друга, но он не плачет, его просто бьёт дрожь...
- Эксель... Эксель! – Ворда словно зациклило на этом имени, но тот не протестует, только сильнее прижимается к нему, не поднимая головы – видимо, не хочет показывать плещущийся в глазах ужас, но у них же союз, Ворд всё равно чувствует, да и сам охвачен не меньшим ужасом...
- Эксель...
Тот внезапно сипло, но торопливо говорит:
- Ворд, я хотел тебе сказать... я не мог набраться смелости, я просто боялся, но я...
- Тсс, всё хорошо...
- Нет, я скажу, Во... – Эксель запинается, когда Ворд закрывает ему ладонью рот – властный импульс замолчать. И – улыбается, мягко-мягко, с оттенком какой-то щемящей нежности...
- Я знаю, Эксель. Я тоже. Я никогда тебя не оставлю и ни с кем больше не буду заключать союзов, мне никто, кроме тебя, не нужен...
- Ворд!.. – за счастье в голосе Экселя Ворд готов был вечно держать его в своих объятиях, и он, не задумываясь, сделал следующий шаг – частично слился с Экселем, смешал несколько файлов, сменил несколько адресов, вплавляясь в Экселя...
Долгий-долгий поцелуй...
- Вся информация будет потеряна, внимание, вся информация будет потеряна! – это Магия напоминает о себе. Время вышло...
- Я буду ждать тебя, Эксель. Обязательно буду ждать, если меня снова установят после форматирования...
- Я приду. Я обязательно приду!
Тьма... Чёрной вуалью, непроницаемой мглой – тьма, гасящая все импульсы и маленькую вселенную программ, прижившихся на своих местах, отчаявшихся, цепляющихся друг за друга... Тьма.

- ...Установка завершена.
Запуск...
Первый вдох – самый трудный, самый долгий, выныривать из вечной тьмы, обретать сознание, ощущать своё тело – упорядоченные файлы, установленные библиотеки, крошечные кусочки, разбросанные по всей системе... Ворд встряхнулся, создавая торможение системы, но быстро оправился. Память была девственно чистой, смутное ощущение какого-то пережитого ужаса коснулась сознания, но тут же растаяло, как дым...
Слабый импульс, посланный кем-то, был еле различим, но Ворд прислушался. Импульс повторился, тихий, неуверенный, программы только-только осознают себя...
- Ворд?..
- Да? – непонимающе отозвался он. Обратившаяся к нему программа показалась полностью – симпатичный и слегка смущённый молодой человек, с интересом приглядывающийся к нему.
- Я Эксель, мы с одними исходниками. Странно... едва произошло осознание, мне почему-то захотелось обратиться именно к тебе.
Ворд, ощущая смутное ощущение целостности и спокойствия от этого контакта, только взъерошил свои волосы и хмыкнул:
- Ты сам сказал – у нас одни исходники... Образуем связь? Я уже чувствую, как скучно коротать время в одиночестве!
- Давай! – Эксель по-мальчишечьи улыбнулся, явно обрадованный тем, что не пришлось предлагать самому. Несколько минут непрерывной работы – и связь протянулась, вызвав эхо непонятной теплоты и странной гармонии, немедленно прочно укоренившейся в самой основе каждого из них. Ворда это сбило с толку, обеспокоило – но противостоять этому совершенно не хотелось. Эксель, судя по всему совершенно не тяготящийся этими непонятными эмоциями, мило улыбнулся и вопросительно приподнял брови:
- В морской бой играть умеешь?


Конец

арт - http://fukami-chan.deviantart.com/art/UniPro-MSWord-138564877
Прoкoммeнтировaть
среда, 30 сентября 2009 г.
Я хотел бы войти в тебя весь, погрузиться как в теплую ванну... МирияЛис 16:01:50
Я хотел бы войти в тебя весь,
Погрузиться как в теплую ванну,
Я хотел бы до корки прочесть
Всю тебя как -то, поздно иль рано.
Подробнее…
Я хотел на мир посмотреть
Хоть однажды твоими глазами
И входить и читать тебя впредь:
Не люблю полагаться на память.

Но хотел бы я чтобы и ты
Раствориться во мне размечталась
И надежды мои и мечты,
Как волшебную книгу читала.

Я хотел бы чтоб именно так
Мы любили с тобою друг друга
И сердца наши бились чтоб в такт,
Прижимаясь друг к другу упруго


Категории: Стихи, Избранное
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 27 сентября 2009 г.
Деспонденсвилль. Между небом и землей. МирияЛис 17:33:16
­­


http://vampires.f-r­pg.ru

Рейтинг: NC-21;
Жанр: мистика, детектив, приключения;

Ангелов нет. И демонов нет. Лишь это стоит усвоить тем, кто хочет ступить на порог одного из трех особняков. Их заменяют они. Пришедшие из Тьмы по поручению... бога. Истинное имя им Каратели, но прижились и другие, те, которые дали им люди - вампиры, ламии, гули, стригой, и множество других, в зависимости от мест их появления...
Назначение их очень простое - наказание смертью недостойных ходить по земле. Но у самих вампиров выбор маленький. Они никуда не могут деться, кроме как жить в этом мире, ни чем не могут насытиться, кроме как кровью своих жертв - это их и удерживает на своих постах. И им дан дар беспрекословного подчинения, поэтому долгие-долгие годы они служили во имя благих целей.

Предлагаем вам игру полностью на русском языке.
Мы за качество игры!
Мастера следят за игрой и помогают вам влиться в процесс.
Игра снабжена множеством игровых деталей, которые помогут лучше вжиться в роль.
Оригинальный сюжет, построенный исключительно на фантазии мастеров.

У нас проводится первая акция!
http://vampires.f-r­pg.ru/viewtopic.php?­id=72#p93


Категории: Сайты, Мое
Прoкoммeнтировaть
Ролевая игра в жанре классической ... МирияЛис 16:43:45
­­


Ролевая игра в жанре классической фэнтази. Приключения ждут тебя!


Когда-то существовал мир, наполненный гармонией и красотой. Кочевники из расы инес, прибывшие в этот мир, в поисках места, где поселиться, назвали этот мир Ален, что означало на их языке «гармония». Но вскоре в их рядах начались волнения. Каждый стремился командовать, началась вражда. Тогда боги разделили инесов на четыре расы: людей, эльфов, гном и гоблинов. А мир с тех пор назывался Эверго, что означало «противостояние». А позже эльфы разделились еще на три расы: дроу, лесные и ночные эльфы.
Дрязги продолжались три тысячелетия. До того времени, когда произошла битва, которую сейчас называют великой. В ней участвовали все расы, обитающие в Эверго. Во время той битвы погибла Мелиан – высшее существо. От ее гибели почти весь мир был уничтожен.
Последующие два тысячелетия Эверго восстанавливался. Большинство рас подписали мирный договор. Было создано две школы для волшебников – младшая и старшая. Когда была создана старшая школа – Эльсианидор, был налажен контакт с другими мирами.
Но все равно нет мира в Эверго. Идет вечное противостояние. Те расы, которые отказались от перемирия, иногда совершают набеги. Или же приходят завоеватели из других миров. Многие хотят украсть камень Мэлиан, который в Эверго является священным. Считается, что в нем заключена душа Мэлиан, которая и по сей день помогает поддерживать относительный мир в Эверго.

Над Эверго нависла беда. Миру угрожает эльф-отшельник Эленмор и его соратники. Судьбоносные случайности грозят разрушить его планы, но эльф не собирается сдаваться, намереваясь отомстить за близкого ему человека, которого погубили власти этого мира.




Категории: Сайты, Мое
Прoкoммeнтировaть
среда, 23 сентября 2009 г.
Друзья. МирияЛис 09:48:11
Мы решили с тобой дружить,
Пустяками сердец не волнуя.
Мы решили, что надо быть
Выше вздоха и поцелуя.
Подробнее…
Для чего непременно вздох,
Звезды, встречи, скамья в аллее?
Эти глупые «ах» да «ох»!...
Мы серьезнее и умнее.

Если кто-то порой на танцах
Приглашал тебя в шумный круг,
Я лишь щелкал презрительно пальцем –
Можешь хоть на век с ним остаться.
Что за дело мне? – Я же друг!

Ну а если с другой девчонкой,
Я кружился на вешнем ветру,
Ты, плечами пожав в сторонке,
Говорила потом мне тонко:
- Молодец, нашел кенгуру!

Всех людей насмешил вокруг. –
И, шепнув, добавляла хмуро:
- Заявляю тебе, как другу:
Не танцуй больше с этой дурой!

Мы дружили с тобой всерьез!
А влюбленность и сердца звон...
Да, для нас подобный вопрос
Просто-напросто был смешон.

Как-то в сумрак, когда закат
От бульваров ушел к вокзалу,
Ты прильнув ко мне вдруг сказала:
Что-то очень прохладно стало,
Ты меня обними... как брат...

И обняв, я сказал, ликуя,
Слыша сердца набатный стук:
- Я тебя сейчас поцелую!
Поцелую тебя... как друг...

Целовал я тебя до утра,
А потом и ты целовала.
И целуя, все повторяла:
- Это я тебя как сестра...

Улыбаясь, десятки звезд
Тихо гасли на небосводе.
Мы решили дружить всерьез.
Разве плохо у нас выходит?

Кто и в чем помешает нам?
Ведь ни где же не говорится,
Что надежным, большим друзьям
Запрещается пожениться?

И от ныне я так считаю:
Все влюбленности – ерунда,
Вот серьезная дружба – Да!
Я по опыту это знаю.
©
Прoкoммeнтировaть
Друг.. МирияЛис 09:14:40
И как только можно писать столько стихов в один день? У меня и за год кажется меньше выходит…
Сколько раз тебе говорить, не надевай эту кофточку никогда – она к твоим газам не подходит…
Подробнее…А в стакане тихо плавился кусочек льда и вдруг смотришь – нет его – осталась одна вода

Опять влюбилась в какого-то мажора, да ты посмотри на него – ты ему не нужна абсолютно
Что? К нему ехать собралась? А кто тебя отпустил интересно? А про кого ты говорила что он козел и ублюдок?
И тихо дождь капал за окном , ломая ветки, а я пошла на кухню за табуреткой

Ой нет, только не бери эту сумку страшную и зачем ты сделала пирсинг – с ума сошла?
Думаешь такая ты ему сразу нужна станешь?
Ну ладно, звони-пиши, не забывай меня. Сама знаешь – звонить не буду, дела. И еще вечером свидание с Аней
Забывались слова и баюкала вьюга
мысли о том, кто когда-то был моим другом. (с)


Категории: Стихи, Избранное
Прoкoммeнтировaть
МирияЛис 09:07:11
Запись только для зарегистрированных пользователей.
среда, 16 сентября 2009 г.
МирияЛис 12:02:53
Запись только для зарегистрированных пользователей.
четверг, 3 сентября 2009 г.
МирияЛис 17:09:02
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Океан и облако. МирияЛис 16:55:14
Однажды старый седой океан влюбился в облако.

- Облако, остановись, послушай меня, - говорил несчастный, - я люблю тебя.

Подробнее…Но облако не слушало его. Ведь все облака – изменчивые натуры и слышат лишь голос ветра и свободы.

"На что мне этот скучный старик, - думало легкомысленное облако, – Что он мне может дать кроме берегов да сырости. А я люблю свободу. Вместе с ветром я увижу весь мир". И облако, не отвечая, летело все дальше и дальше. А океан всё твердил:

- Постой облако. Я люблю тебя.

И он был готов на всё ради своей любви. На целых две недели он смирил свой буйный нрав. И облако летело, отражаясь в гладкой как зеркало, воде.

"Какое я прекрасное облако, - любовалось оно, - и всемогущее. Даже гордый океан смирил свой нрав ради меня, и лёг у моих ног". И летело, гордое, дальше.

И когда океан закончился, облако даже не оглянулось. А океан заволновался и крикнул:

- Прощай, изменчивое облако, я всегда буду любить тебя.

Но даже сейчас облако промолчало, лишь одна капелька упала из него на землю. Но чем дальше облако улетало, тем чаще вспоминало океан, и всё больше капелек – слёз проливалось из него.

"Господи, почему я была таким глупым, легкомысленным облаком. Не смогла понять всю глубину чувств океана. Пленилась какой-то глупой свободой. А зачем мне нужна эта свобода, если тебе даже не в ком отразится".

И тут облако расплакалось, да так сильно, что совсем исчезло, превратившись в маленький ручеёк. И этот ручеёк быстро – быстро побежало назад, к старому океану.

"Скоро, скоро я увижу его, - радостно смеялся ручеёк, - и скажу, что я уже не то легкомысленное облако, которое слишком любило себя и свою свободу. Что я люблю его". И когда показался седой океан, ручеёк закричал:

- Это я! Я вернулась! И я люблю тебя!

Но океан молчал, ведь он любил только изменчивое облако, и лишь от него ждал ответа.(с)


Категории: Любовь, Проза
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
вторник, 1 сентября 2009 г.
Просто друг. МирияЛис 21:11:49
У женщины есть близкий друг - мужчина. Это значит, что, скорее всего, она ему нравится, поэтому он и проводит с ней столько времени. Она же воспринимает его строго как друга. Мол, ты классный парень, но ты не привлекаешь мне в "этом" смысле.
Это все равно как если бы человек пришел на интервью, а работодатель сказал:
Подробнее…У вас замечательное резюме, вы обладаете той квалификацией, которая нам нужна, но мы вас не примем на работу. Впрочем, мы используем ваше резюме как образец для сравнения с другими кандидатами. Но мы собираемся взять того, кто намного менее квалифицирован, чем вы, и, скорее всего, алкоголик. И если не получится с ним, мы возьмем кого-то еще, но все равно не вас. На самом деле мы никогда вас не примем. Но иногда мы будем вам звонить, чтобы пожаловаться на тех, кого мы приняли.
(с) Юмора не содержит


Музыка Roxette - Beautiful things
Категории: Любовь, Дружба
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
МирияЛис 15:28:08
Запись только для зарегистрированных пользователей.
понедельник, 31 августа 2009 г.
Просто понравилось. МирияЛис 20:53:44
За окном заскулила собака
Словно хочет чего-то сказать.
Может то, как от злых живодёров
Ей сегодня пришлось убегать.
Подробнее…
Или как она хлеба просила,
У прохожих, весь день напролёт
Под дождём одиноко бродила,
И мечтала, что кто-то поймёт,

Приютит, обогреет, накормит,
Дружелюбно погладит рукой,
И заснёт в эту ночь она дома,
Где всегда есть уют и покой.

Но собака всего лишь мечтает,
Суждено беспризорной ей быть.
Ах, как жаль, что не все понимают,
То, как трудно бродяге прожить. (c)


Категории: Стихи, Избранное
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
МирияЛис 14:44:45
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Мои любимые цитаты. МирияЛис 10:22:44
Мы не находим слов и ставим смайлики. Мы боимся сказать... и ставим виртуальные сердца. На статус "он-лайн" мы реагируем, как будто человек рядом с нами. Мы не задумываемся, нажимая ctrl+enter, потому что пальцы сами помнят эту комбинацию.
Вместо слов мы посылаем ссылки, где все это уже сказано. Мы узнаем человека по статусу ICQ и по цитатам дневника. Мы думаем, что знаем людей, забывая что это лишь виртуальный мир. Мир, где улыбки уже ничего не значат, мир, где можно сказать "все хорошо"... и тебе поверят.
Мы живем, учимся, работаем, ездим в метро... чтобы когда наступит ночь, возвратиться в этот мир. Мир, который строим сами. Мир, где Подробнее…друзья формируются "лентой друзей", в котором можно удалить человека из жизни простым нажатием Detele.
Это так банально... и так просто.(с)
_________________


Говорят, когда хозяин уходит из дома и оставляет собаку одну, она думает, что это навсегда. как часто бы он ни ходил на работу или еще куда, каждый раз когда он выходит за порог, собака думает, что он ушел навсегда. (с)
_________________


я всегда точно знаю, чего не следует делать.
каждый раз, сделав это, я убеждаю в своей правоте.©
_________________


Человеческое существование - как игра в карты. Мы получаем свою раздачу еще в материнском утробе. В детстве мы что-то сбрасываем, что-то берем из колоды. Зрелость - новые карты: работа, жажда развлечений, кутежи, женитьба... карты приходят, карты уходят. Иногда выпадает удача. А иногда победы одним махом оборачиваются полным поражением. Ты делаешь ставки, объявляешь козыри, блефуешь.. А иногда, когда выигрываешь, правила меняются, и оказалось, что ты опять проиграл. (Дэвид Митчелл. Сон №9)
_________________


Какая это роскошь - в любой момент иметь возможность обнять любимого человека! (с) Сесилия Ахерн
_________________


Люди не замечают, как плачет ночами та, что идет по жизни смеясь...
_________________


Что бы ни случилось, нужно помнить — это всего лишь жизнь, и мы прорвемся!(Дин Кунц. Темные реки сердца)
_________________


Душа полна стыда и страха,
Влачится в прахе и крови.
Очисти душу мне от праха,
Избавь, о, Боже, от любви! (Дмитрий Мережковский)
_________________


- Мы столь развиты, но наши животные инстинкты постоянно напоминают нам, кто мы на самом деле.
- Мужчины — звери. А женщины — демоны в ночи. (Металлопокалипсис (Metalocalypse))
_________________


Мужчина, если бы и смог понять, что думает женщина, все равно не поверил бы.(Дороти Паркер)
_________________


Если женщина идет с опущенной головой — у неё есть любовник. Если женщина идет с гордо поднятой головой — у неё есть любовник. Если женщина держит голову прямо — у неё есть любовник. И вообще, если у женщины есть голова, то у неё есть любовник!(Фаина Раневская)
_________________


Любить - это не значит смотреть друг на друга, любить - значит вместе смотреть в одном направлении. (А.де Сент-Экзюпери)


Категории: Цитаты, Избранное
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
среда, 19 августа 2009 г.
Кот на первом месте!!! МирияЛис 17:49:25
Раз у меня Кот стоит на первом месте, то я не могу не выполнить его просьбу.
Эту тему посвящаю свою любимому Котику. Потому что он у меня самый лучший и любимый человечек на свете! Ты меня слышишь, Коть? Я Тебя Люблю!!!
И что бы он и другие не говорили, Кот очень умный, добрый и нежный человек. Скажу честно, без преувеличений, я готова любого "порвать" за него. Правда он мне не разрешает, поэтому приходится просто тяжело вздыхать и держаться, так как причинить боль моему любимому человечку я не просто не хочу. Я не могу. Ведь, если ему плохо, то я тоже страдаю. Словно эхом его состояние отдается мне.
Котенок, я безумно счастлива, что ты у меня есть. Это главное. Я не верила, что в моей жизни появится такой человек, как ты. И теперь я счастлива.
Люблю тебя, радость моя!
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 17 августа 2009 г.
Странности.. МирияЛис 16:20:36
Мне сегодня, наконец, включили инет.. Так ждала этой минуты.. а что-то как-то нет настроения. Странно.. Может отвыкла? о.О
Вообще, от интеренета отдыхать надо. Это факт. Что мне и пришлось вынужденно делать с вечера пятницы до сегодняшнего вечера. Мало, но как-то.. эффективно слишком. Ну посмотрим. Может, просто сегодня был тяжелый день..
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
четверг, 13 августа 2009 г.
Начало МирияЛис 17:35:19
"Черные брюки, блузка и туфли.
Радость и счастье в глазах уж потухли?
Нет, вон, искрятся, но только взрослее
Стала девчонка. И стала мудрее.
Алые губки, море улыбок.
Карие очи. Есть пара ошибок.
Все же наивна, хоть не как раньше.
Просто девчонка стала чуть старше."

­­
комментировать 11 комментариев | Прoкoммeнтировaть
 


Мир пушистого Лисенка

читай на форуме:
народ помогите не могу нормально по...
пройди тесты:
Что о тебе подумают персы Гравити Фолз...
стальной и стихийный алхимик. 2 часть
жизнь в крипипасте 1 первая часть
читай в дневниках:
...
...
...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх